9 мая 1945 года глазами современников

Орест  Верейский, писатель, журналист,
художник:

«Она пришла,нет — она ворвалась, обрушилась на нас к концу майского дня. Говорят, что победа — это внезапно наступившая тишина. Но тишина пришла потом. А сначала был невероятный, невообразимый, взорвавший сонную тишину городка шум. Все кричали до хрипоты. Стреляли в воздух. Очереди трассирующих пуль исполосовали небо.

Константин
Ваншенкин, поэт:

«Многие, многие, кому выпало пережить этот удивительный день, dthtcnrbqвспоминают о нем как об одном из самых ярких жизненных впечатлений или даже самом ярком и сильном потрясении. Одни помнят каждую минуту этого дня, деталь и черточку, другие провели его, словно во сне.
Площадь в чешском городе была запружена народом. На танке стоял наш комбат с пистолетом в поднятой руке.
От него я и услышал официальное известие о нашей Победе!»

Василий Емельянов,
инженер-конструктор танков:

«В эту ночь вред ли кто спал. Все напряженно ждали самой главной Емельяниковвести. И вот наконец хорошо знакомый голос Левитана возвестил о Победе! А затем — взрыв безграничной радости и ликования; бурное веселье разлилось по улицам и площадям города, захватило всех от мала до велико. Никто не сдерживал своих чувств, да и не мог сдержать: слезы смешались с улыбками, счастье — с безутешным горем.»

Юрий Левитан, диктор радио, первым
прочитавший Акт о капитуляции Германии:

«Мы видели, как во всех домах вспыхнул свет, на улицах — толпы… ЛевитанСообщение повторялось всю ночь. И весь день.Но хотелось читать его снова и снова, так, чтобы с каждым разом все радостней звучала наша Победа.
Мы вышли из Кремля. Перед нами — море людское. Народу столько — яблоку негде упасть.
Радость, необъятная, невместимая в одном человеческом сердце!»

Леон Сааков, оператор радио:

«Было совершенно темно. Вдруг небо осветилось багровым заревом, и откуда-то издали донесся глубокий низкий грохот. В Берлине начался салют в честь окончания Великой Отечественной войны.
Грохот канонады все усиливался. На фоне вспышек были видны мрачные силуэты рейхстага и Бранденбургских ворот.
Канонада стихла так же внезапно, как и началась. Воцарилась величественная тишина. Это была Победа! Это был мир!»

Илья Эренбург, журналист и писатель:

«Поздно ночью наконец-то передали сообщение о капитуляции, erenburgподписанное в Берлине. Было, кажется, два часа. Я поглядел в окно- почти повсюду окна светились: люди не спали.
Начали выходить на улицу, некоторые неодетые — их разбудили соседи. Обнимались. Кто-то громко плакал. В четыре часа утра на улице Горького было людно: стояли возле домов или шли вниз — к Красной площади».

comments powered by HyperComments