Акт вандализма

На русской земле испокон веков было трепетно-уважительным отношение к могилам предков. Сельское кладбище любовно «обихаживали», так как оно считалось сакральным местом в округе.

  Вспоминаю свое детство. В Радоницу и Троицкую субботу все жители нашего большого села Николаевка, что было в Туринском районе, от мала до велика шли на сельское кладбище. Огороженное брусом из лиственниц, оно издалека было видно. Решетчатые ворота с крышей и крестом вверху.

Перед ними останавливались, взрослые крестились, отдавая поясной поклон. И мы, дети, которых родители не заставляли это же делать, понимали, что за действиями взрослых скрыта огромная любовь, уважение и память к последнему упокоению родных и земляков.

Поэтому после тревожного звонка моего родственника вечером 13 мая с сообщением о том, что разрушены памятники на погосте села Прищаново, я так и не смогла уснуть ночью, т.к. там у меня похоронены десятки моих родственников, в том числе моя мама, сестра и брат.

А то, что пришлось увидеть на следующий день, приехав на кладбище, трудно передать словами. Ряды вывороченных, сброшенных, разбитых памятников. Не знаю, с чем можно было сравнить это изуверство. Людей, которые ушли из жизни в разном возрасте, в силу разных причин, убили во второй раз.

Не могу забыть сидящую у разбитого памятника старую женщину, которая, закрыв руками лицо, от невыносимой сердечной боли покачивается из стороны в сторону, как будто спрашивает: «За что?!»

Другая пожилая незнакомая женщина с болью в глазах, остановившись около нас, жалуется: «У мужа разбили памятник. Мне же больше такого не поставить, ведь я пенсионерка!» Сжимается сердце от своей и чужой боли.

Кто они, эти варвары, эти вандалы? Кто дал им жизнь и воспитывал их?

Вспоминаю, как мама мне, тогда семилетней девчушке, подавала мешочек с пшеном и говорила: «Сходи на могилку к бабушке Акулине,  дедушке Якову, к братику Вите, насыпь зернышек, птички прилетят и помянут их.»

Так наши малограмотные родители учили нас памяти, доброте. Я не знала ни бабушки, ни дедушки, ни брата: они умерли задолго до моего рождения, но, благодаря родителям, с уважением и заботой относилась к их скромным захоронениям.

Моим родным придется восстанавливать пятнадцать могил. И у многих не меньше. Иду и вижу пять лежащих в один ряд памятников. На них одна и та же фамилия. И страшно представить боль тех, кто придет на эти разоренные могилы. А вдруг они живут не в Богдановиче, а где-нибудь далеко и придут только в Троицу?!  Не дай, Бог, кому-то пережить такое!

Сейчас моего родного села нет, жители все разъехались кто куда, так как оно находится в глубокой тайге в 50-ти километрах от Туринска. Но многие земляки на вездеходах по тайге и болотам пробираются  к родным местам, чтобы побывать на могилах дедов и прадедов. Их чувства передадут строки из моего стихотворения:

Сердце плачет, домой сердце просится,

Где под елями предки лежат,

Куда птицы весною уносятся.

Только нам не вернуться назад!

Зло должно быть наказано! Но по словам тех, кто присутствовал вместе с работниками полиции на первичном осмотре сотворенного, навряд ли смогут оперативные работники найти вандалов.

Но, по нашему мнению, это должно стать делом чести полиции и руководителей района!

Г.Гузь


P.S. Все это результаты Хеллоуинов и воспитания на западный манер. Но мы забываем, что там работает Закон неприкосновения частной собственности. И за такое преступление наказали бы так, что мало бы не показалось!

comments powered by HyperComments