Ювенальный кистень: глава сельсовета сводит счеты с многодетной семьёй?

Вчера, 15 мая, на горячую линию АРКС позвонила многодетная мама Голышева Оксана Константиновна из Курганской области (Лебяжьевский район, село Калашное). 12 мая у неё забрали четверых детей (10, 7 и 5 лет). Надо сказать, что процедура «изъятия» (точнее, похищения – наглого и циничного) и его основания несколько отличаются от всей знакомой нам доселе российской ювенальной «классики». Можно сказать, что это – новая страница в истории ювенального фашизма в России.160516--

Если раньше органы опеки представляли хоть какие-то более-менее внятные (пусть нелепые, недостаточные и спорные) основания для изъятия вроде неубранной квартиры или злоупотребления спиртным, или бедности, то Лебяжьевская опека решила обойтись вообще без каких бы то ни было оснований (хотя, думается, задним числом они их наверняка придумают).

Итак, как сообщила нам Оксана Константиновна, дети были похищены (иначе это не назовёшь) 12 мая местным участковым и, скажем так, группой неустановленных лиц (т.к. они не представились, не предъявили документов). По её словам, события разворачивались примерно так. Маму «подловили» в частном доме на одной из улиц села, посадили в полицейскую машину, на её недоуменный вопрос «в чем дело?» ответили, что «у вашего дома стоит машина с пьяными людьми» (что не соответствовало действительности). Когда её привезли домой, вся эта шайка во главе с участковым начала шарить по всему дому, по-видимому, изображая «проверку условий содержания детей». Никаких актов при этом составлено не было, несмотря на требования Оксаны Константиновны. Потом её посадили в машину, а сами продолжили шарить в доме (кстати, когда Оксана Константиновна вернулась из отделения, куда её отвезли, она обнаружила у себя полнейший разгром, почти вся её рассада уничтожена, некоторых вещей она до сих пор не может найти). Дети в это время находились на улице, затем всех их поймали и посадили в ту же машину, маму отвезли в полицию (за сопротивление), детей — в приют за 100 км от села, причем «официальное» объяснение звучало примерно так: «тебя же забрали в полицию, детей не с кем оставить». Никаких документов мать на руки не получила, даже никаких претензий к условиям содержания детей не было высказано! Скажете, абсурд, такого не может быть? Действительно, трудно было бы поверить в подобное беззаконие, если бы не одно обстоятельство. Дело в том, что описанные события имеют предысторию.

Семья переехала в село Калашное из Тюмени в сентябре прошлого года. С главой сельсовета Кадырбаевой Жанной Аманжоловной (вот она http://калашинский.45лебяжье.рф/) отношения сразу не заладились по причине не в меру (с точки зрения главы сельсовета) активной позиции Оксаны Константиновны, которая не собиралась мириться с отсутствием уличного освещения, уборки снега (который чистился почему-то только на улице г-жи Кадырбаевой) и т.д. и постоянно «донимала» чиновницу просьбами решить проблемы ЖКХ на вверенном ей участке (явно выражая недоверие словам чиновницы «нам на это не выделяют денег»). Видимо, настойчивость многодетной мамы стала у г-жи Кадырбаевой костью в горле. Скоро конфликт вылился в прямое столкновение.

14 декабря к Оксане Константиновне приехали в гости две старшие дочери (обе замужем, живут в Тюмени) на один день. По такому случаю, дети не пошли в школу (ведь не каждый день им удается пообщаться со старшими сестрами), о чем учительница немедленно доложила почему-то сразу главе сельсовета, которая и заявилась вечером к Оксане Константиновне прямо в дом (по словам Голышевой, влетела, не снимая обуви) якобы узнать, почему дети не были в школе. Со слов матери, г-жа Кадырбаева вела себя нагло и по-хамски. Дошло до того, что Оксане Константиновне пришлось её выталкивать из своего дома, т.к. добром та не уходила. Напоследок чиновница пригрозила, что сделает так, что у Оксаны Константиновны заберут детей. Напрашивается вывод, что 12 мая чиновница с помощью участкового выполнила свою угрозу (как иначе объяснить это абсолютно не обоснованное изъятие, ведь никаких претензий у опеки к этой семье не было?!), отыгравшись на беззащитных детях. Наверно, её самолюбие теперь полностью удовлетворено, и что ей за дело до страданий и слёз каких-то там детей! Она сидит у себя дома, попивает чай и смотрит телевизор, а совесть её молчит, страх и душевная боль оторванных от матери малышей её не трогают, скорее она ощущает гаденькое злорадство, что вот так запросто она смогла раздавить этих непокорных людишек, осмелившихся перечить самой ЕЙ, главе сельсовета.

Пока готовился этот материал, домой к Оксане Константиновне пришли сотрудники ПДН и представители Лебяжьевской опеки, чтобы наконец-то составить акт осмотра для придания хоть какой-то видимости законности всему этому произволу. Как нам сообщила мама, узнав, что она обратилась к нам за помощью, специалист сектора опеки и попечительства Григоревских О.В. стала угрожать, что они устроят ей «большие проблемы». После этого нам захотелось «устроить большие проблемы» всей этой подлой и циничной чиновничьей шайке, чтобы все они полетели со своих мест, как гнилые яблоки, сорванные с дерева порывом ветра. Люди, способные на такую низость, не должны занимать должности, дающие им хоть крупицу власти над другими людьми, а к работе с детьми их на пушечный выстрел подпускать нельзя!

NB Произошло то, о чем предупреждали эксперты ещё в самом начале антиювенального движения — ювенальные технологии стали использоваться для сведения личных счетов.

 

Поделиться ссылкой:

Оставить комментарий