Комиссии по делам несовершеннолетних хотят превратить в «ювенальные тройки»

Январские трагедии в школах Перми и Улан-Удэ стали почвой для продвижения новых ювенальных инициатив. Как и опасалась родительская общественность, вместо разумной цензуры в детском интернете, в СМИ и на телеканалах, вместо строгого контроля за владельцами соцсетей выдвигаются все более жесткие требования к родителям. Одними мероприятиями в рамках «Десятилетия детства» не обойдется: на столах у прокуроров и законодателей — пакеты новых документов, ограничивающих права семьи, нарушающих врачебную тайну и раскручивающих маховик ювенальной юстиции в России.

На днях депутат-единоросс от Пермского края (регион, известный зверствами органов опеки — в декабре прошлого года в местном Центре помощи детям скончался трехлетний мальчик, отобранный у матери) Игорь Шубин в целях «профилактики правонарушений подростков» предложил существенно расширить полномочия Комиссии по делам несовершеннолетних (КДН). Законопроект, который Шубин собирается внести в Госдуму, дает право членам КДН отправлять детей, демонстрирующих, как им кажется, общественно опасное поведение, на принудительное медицинское и психологическое обследование. Родителей и опекунов, которые вздумают препятствовать экспертизе, ждут серьезные штрафы.

«В моих предложениях усиливается роль и полномочия комиссий, чтобы они могли влиять на поведение несовершеннолетних и заниматься проблемами в этой сфере серьезно и конкретно», — цитирует депутата «Парламентская газета».

По проекту Шубина, региональные КДН, и без того имеющие огромное влияние на суды в делах о лишении родительских прав, должны превратиться в полноправные органы исполнительной власти. Они будут не только координировать все структуры (полицию, органы опеки, различные психолого-педагогические комиссии и т.д.) в этой сфере, но и контролировать меры, принимаемые учреждениями соцзащиты, образования, здравоохранения и уголовно-исполнительной системы. Кроме того, КДН сможет заниматься «сопровождением» семей, которые, по их же мнению, находятся в «группе риска». Намерения, как обычно в этой теме, на словах исключительно благие — предотвращение суицидов и детской преступности.

Во имя защиты прав детей в противовес их родителям или опекунам Шубин предлагает нарушить принцип врачебной тайны — то есть любое медучреждение по первому требованию обяжут отправлять в КДН всю информацию о физическом и психическом здоровье ребенка. Ну а если папа и мама не оценят такую «заботу» и откажутся передавать свое чадо врачам, они будут оштрафованы на сумму от 2 до 3 тыс. рублей за «неисполнение или ненадлежащее исполнение своих обязанностей». Более того, члены КДН смогут собирать конфиденциальную информацию о самих родителях — привлекался ли кто-то из членов семьи к ответственности, наблюдается/наблюдался ли у психиатра или нарколога. За отказ предоставить эти данные должностных лиц ждет штраф в размере 500-1000 рублей.

По мнению господина Шубина, трудными подростки становятся «из-за отсутствия внимания родителей». А теперь спасители в лице КДН все исправят, сперва собрав досье на каждую семью, а потом приступив к «профилактике» в виде прогона ребенка по врачам, психологам и прочим социальным инженерам нового времени. Весьма странный взгляд на вещи, учитывая, что социально неблагополучными родителей, а вслед за ними и детей, делает, прежде всего, нулевая забота государства о небогатых малодетных семьях. Пашущим день и ночь маме и папе нужны льготы и пособия, а никак не статус «потенциальных преступников». А массовая интернетизация школ, в которых дети с 10 лет сидят в соцсетях, где нет никакой цензуры, а есть разлагающее, дегенеративное влияние СМИ, зомбоящика (вспомним хотя бы реалити-шоу типа «Дом-2» или «Пацанки»), шоу-бизнеса и пестуемых им деградантов-кумиров молодежи типа Сергея Шнурова, продвижение кроваво-жестоких шутеров и файтингов как официального вида спорта, развитие блатной «культуры» АУЕ в Сибири и на Урале, вследствие которой старшеклассники собирают деньги в «общаки» на зону и мнят себя матерыми ворами в законе — борьба с данными явлениями, похоже, для Шубина приоритетом не является.

Вдобавок к законотворцам внезапно проснулась и Генпрокуратура, причем сделала это весьма своеобразно. Вместо реагирования на многочисленные послания родительской общественности о незаконном вмешательстве в семьи, глава ведомства Юрий Чайка предложил… создать в своей структуре новое управление по надзору за соблюдением законов о несовершеннолетних. Аналогичные отделы будут организованы во всех прокуратурах субъектов РФ. Очевидно, бюджетное финансирование под новые отделы польется рекой, но станут ли от этого лучше работать органы, ответственные за борьбу с реальными преступлениями? Может, впору говорить не о защите прав детей, а о наказании всех организаторов и активистов молодежных криминальных группировок?

Мнением о новых инициативах сверху с обозревателем «Катюши» поделилась член Общественной палаты Элина Жгутова.

«Мы опять сталкиваемся с ювенальной технологией раннего выявления неблагополучия, которая де-факто уже применяется в пилотных регионах, в том числе — в Пермском крае. Результат мы увидели в январе этого года. Нормальные меры наказания и воспитания отменяются, вместо них вводится особое «детское правосудие», под завесой которого асоциальные подростки чувствуют себя абсолютно безнаказанно.

То, что придумал депутат Шубин, абсолютно неудивительно. Наш негласный тренд — абсолютная виновность родителей во всех деяниях их чад, в тяжелом материальном положении, в непростых бытовых условиях и т.д. Кроме того, здесь элементарно нарушаются конституционные права граждан. Дети, хоть и несовершеннолетние, но граждане России. А у нас запрещается принудительно обследовать граждан на предмет психологических/психических отклонений, проводить экспертизы. Подросток с десяти лет вправе давать согласие/несогласие независимо от своих законных представителей — и за это, кстати, бились сами ювенальщики.

И второе — в переходном возрасте отклонения от общепринятых норм поведения можно зафиксировать у каждого второго подростка. Девиантность — не повод для принудительных экспертиз или подозрений школьника в склонности к криминалу. По сути, депутат предлагает обследовать всех поголовно, а за отсутствие такого желания у подростка — наказывать родителей, что является полным абсурдом.

Что касается нового отдела по несовершеннолетним в прокуратуре, я бы посоветовала прокурорам просто начать нормально работать. Мы уже устали получать от них простые отписки с копированием решений судов. Такое ощущение, что ее сотрудники изучили только две операции: «копировать» и «вставить». Для меня большой секрет, чем занимается это ведомство, кроме защиты интересов субъектов «профилактики», которые, по моему мнению, очень часто превышают свои полномочия», — отметила Элина Жгутова.

Инициативы по расширению полномочий ювеналов стали особенно часто вноситься в последние месяцы. Мы уже рассказывали об инициативе создать полноценные суды по делам несовершеннолетних. Чуть раньше сообщалось о законодательной инициативе Правительства — к счастью, зависшей в Госдуме на стадии первого чтения — о замене родителей в судах ювенальными адвокатами, о введении в юридическое поле «резиновых» понятий «интересов ребенка» и «злоупотребления род. правами». Теперь на очереди превращение и без того никому не подотчетных и всеохватывающих КДН в подобие ювенальных троек ВЧК. Хотелось бы, чтобы все эти антисемейные «реформы» в итоге почили в мусорной корзине.

РИА Катюша

Оставить комментарий