Мне не хватает тепла…

    Вика нехотя брела в школу. Рюкзак за спиной, а в нем 2-3 книжки  и столько же тетрадок, но казался он тяжелой ношей.

   Она никому там не нужна: ни девчонкам, которые смеются над её старенькими джинсами и нелепой футболкой, а ею Вика хотела поразить всех в классе. Знали бы, чего стоило уговорить бабушку купить именно такую. Но все получилось наоборот: девочки высмеяли футболку с таким крутым лейблом. А что более всего обидело и разозлило Вику, так это то, что к ним присоединились и мальчишки, с которыми, как казалось ей, она нашла общий язык: с ними ходила на каток, дралась с мальчишками из соседней школы, делилась конфетами и жвачкой.

   И вот теперь они ехидно посмеивались при виде её и с издевкой бросали вслед: «Пума!»5378_slider

   Её кажется: всё бы было по другому, если бы она жила с родителями или мамой, как некоторые ребята из класса.А у неё — только бабушка, которая «мается» с ней ещё с детского сада. Вика не помнит, когда в последний раз видела родителей, может, это было во втором, а то и в первом классе. Они приходили к бабушке, опухшие, грязные, и все требовали с неё какое-то наследство. А бабушка плакала, показывая на неё, Вику, и говорила: «Вот оно ваше наследство! Забирайте!» Девочка боялась, что бабушка отдаст её чужим, незнакомым людям. Но это не произошло, наверное, родители не нуждались в таком наследстве.

   Вот с той поры она не видела и ничего не слышала о них, хотя уже учится в четвертом классе. Иногда бабушка, рассердившись, кричала: «Отдам  родителям, пусть они помаются с тобой!» В такие мгновения у неё замирало сердце, она давала слово слушаться во всем, но боль проходила, и все забывалось.

   Дома она во всем старалась помогать бабушке, но вот в школе не получалось. Подружиться с одноклассниками она никак не могла, хотя бы сделала все, но, вот что делать при этом,- не знала. Ей очень хотелось походить на одноклассниц. Однажды она покрасила ногти красивым ярким лаком, но учительница заставила его убрать. И Вика долго соскабливала, прячась на переменах в туалете. Именно там её увидела за этим занятием Ленка и рассказала девочкам, а те снова смеялись над ней и над её обгрызенными ногтями.

   Однажды она решила пригласить девочек  к себе на день рождения, но бабушка не разрешила: денег нет, а до пенсии ещё далеко. После ещё добавила: «Мала ещё праздновать!»

   И тогда Вика сдалась, она стала поступать всем назло. Перестала готовиться к урокам, отказывалась дежурить по классу, убегала с «их мероприятий», как говорила соседскому мальчишке. Жаловались бабушке, но та только плакала и обещала отправить её к родителям.

   Её обсуждали в классе. С ней разговаривала учительница. Но девочка все больше отстранялась и замыкалась в себе…

   Вика подошла к школе. У крыльца её остановила незнакомая женщина. Жесткими пальцами она взяла её за плечо: «Ты девочка, (Вика обратила внимание на то, что именно так назвала её женщина) ведёшь себя в школе плохо, мешаешь нашим детям!»

   Вика рванулась и взлетела на крыльцо. А позади неслось: «Вот на учет тебя поставим или в детдом отправим! Будешь знать!» Эти слова её испугали. «А вдруг там, в классе, меня уже ждут и увезут, и я даже не увижу бабушку?» — мелькнуло в голове.

   Не поднимаясь на второй этаж, она спряталась под лестницей, где часто скрывалась от обид. Там, среди старого инвентаря и пыли, она дождалась звонка на урок и когда стихнут шаги по коридорам.

    А потом, спеша и оглядываясь, бросилась к выходу. Когда за домами скрылась школа, Вика остановилась, не зная, что делать дальше. Домой идти было страшно: а вдруг увезут. Ей так хотелось, чтобы кто-нибудь подошел к ней, взял ласково за руку или просто заглянул в её глаза своим добрым взглядом. Она бы тогда поплакала и рассказала, как ей страшно и одиноко одной, как ей не хватает тепла и внимания, как ей хочется быть такой же, как все, а, может быть, даже лучше! Но никак не получается!

    А в это время резкий холодный ветер нес вдоль улицы снежную крупу, задувал под старенькое пальтишко. И нигде никого не было видно. Сдерживая слезы, согнувшись от своего недетского горя, Вика побрела по холодной безлюдной улице. Куда? Она и сама не знала.

Г.Гузь

Оставить комментарий