Правда о русском мате

Не секрет, что мат в России в прошедшем XX в. обрел
статус чуть ли не национального достояния, пытаясь
утвердиться как неотъемлемый признак самоидентич-
ности русского народа. Происходила героизация мата.

 

…В наибольшей степени этим недугом поражены воинские коллективы — армия и флот. Прошедшие в 1990-е годы тяжелые локальные войны… показали, что никакой иной аргументации в словесном противостоянии с врагом, кроме дикого мата, у российского воина на сегодня нет. И эту войну слов и духовных ценностей, стоящих за этими «боевыми» словами, проиграли мы вчистую. Так с горечью долгое время считал и я, автор этих строк, пока не познакомился с активным… участником тех тяжелых событий на Северном Кавказе. Речь идет о легендарном «Чукче-снайпере», в прошлом бойце нашего спецназа ВДВ, а ныне священнике Русской Церкви отце Николае Кравченко.

Слово спасения

В январе 1994 г. группа разведки нашего спецназа ВДВ, уходя от преследования отрядов чеченских сепаратистов, укрылась в полуразрушенном здании госуниверситета… Здесь же на одном из этажей спецназовцы обнаружили бойцов нашей пехоты — это были пацаны-срочники с капитаном во главе.

Объединившись и заняв в здании круговую оборону, наши ребята вступили в тяжелый бой. Была надежда, что соседи услышат звуки боя и придут на выручку. Со своей неразлучной СВД (снайперской винтовкой. — Прим. ред.) лейтенант Кравченко делал все, что могло зависеть от отличного снайпера. И хотя эту работу он делал весьма успешно, ситуация неумолимо ухудшалась. Огонь и натиск «духов» нарастали, а наши возможности таяли…

«Через сутки стало понятно: подмоги не будет. Патроны практически у всех уже закончились, и нас все сильнее стало охватывать чувство обреченности, предчувствия неминуемой страшной развязки. И вот тогда я, наверное, впервые в жизни так явно, напрямую, взмолился к Богу: “Господи, сделай так, чтобы мы сумели вырваться живыми из этого ада! Если останусь жив — построю Тебе храм!”

Тут же пришла мысль: надо решаться на прорыв, и как можно скорее. Мы, офицеры, хорошо понимали, что эта отчаянная попытка вырваться безнадежна и, по сути, безумна, тем более с такими “вояками-срочниками”, совсем еще детьми. Максимум, на что мы надеялись, — так это на то, что, может, хоть кому-то удастся прорваться и остаться в живых. Может, потом хоть расскажут о нас…

Все приготовились к этому броску в вечность. Вокруг нас враги непрестанно голосили свои заклинания: “Аллах акбар!”, давя на психику и пытаясь парализовать волю. И тут мы как-то разом решили, что будем кричать наше русское: “Христос воскресе!” Это было странное, подсказанное извне решение. Не секрет, что во всех крайних, предельных ситуациях войны мы обычно орали диким, яростным матом. А тут вдруг совсем противоположное — святое: “Христос воскресе!”. И эти удивительные слова, едва мы их произнесли, неожиданно лишили нас страха. Мы вдруг почувствовали такую внутреннюю силу, такую свободу, что все сомнения улетучились. С этими словами, закричав, что есть мóчи, мы бросились в прорыв, и началась страшная рукопашная схватка. Выстрелов не было. Лишь звуки страшных ударов и хруст, боевые выкрики, брызги крови, предсмертные хрипы и стоны заколотых и задушенных “духов”.

В результате мы все прорвались. Все до единого! Да, мы все были ранены, многие серьезно, кое-кто и тяжело. Но все были живы. Все потом попали в госпитали, но все и поправились. И я точно знаю, что если бы пошли на прорыв с нашим традиционным матерным криком — не прорвались бы, все бы там полегли.

Я стал священником и сейчас строю храм, работаю там же, в войсках. И теперь хорошо понимаю, что от слова, наполненного силой Божией, больше противника поляжет, чем от пули снайперской…»

«Пожиратель» потенции

В наше время, когда представители «сильного пола» с такой лихостью употребляют эти сакральные и запрещенные слова, они вряд ли задумываются, сколь большому вреду подвергаются. Запросто можно утратить эту упомянутую силу своего пола и лишиться потенции, поскольку «незнание закона не освобождает от ответственности». Именно об этих трагических последствиях свидетельствует статистика нашего времени. Более 35 % (!) современных мужчин в возрастной группе от 18 и до 60 лет имеют серьезные (устойчивые) проблемы с потенцией.

В дореволюционной России такой проблемы практически не было. Зарубежные медики, приезжавшие практиковать в Россию в конце XIX — начале XX в., с удивлением отмечали, что «в сфере интимных отношений имеет место учащение случаев венерических заболеваний, но практически полностью отсутствует проблема мужской импотенции».

На сегодняшний день врачи свидетельствуют, что «90 % случаев мужской эректильной дисфункции связаны с так называемыми психологическими факторами, и лишь 10 % вызваны реальными физическими расстройствами».

…Упомянутые «психологические факторы» — категория весьма «округлая» и неопределенная. В то же время духовное здоровье, выбор и сохранение своих внутренних нравственных ориентиров — вещь вполне конкретная. И когда говорят о пагубном влиянии на эту проблему современного состояния экологии, с этим надо согласиться, однако, уточнив, что речь идет о духовной экологии, о том словесном фоне, в котором вынужден обитать современный человек.

…Научные исследования подтверждают, матерящийся испытывает приток в кровь мужских половых гормонов (андрогенов), что вызывает прилив сил, эйфорию, кураж, после чего наступают неизбежный тяжелый «откат», депрессия, уныние и, что самое печальное, обессиливание половой сферы и эндокринной системы, которая не выдерживает такой постоянной изнуряющей гормональной эксплуатации. Приведенный факт активизации мужских половых гормонов научно объясняет и механизм физического воздействия матерных слов на женщин и девушек, для которых дополнительно образующиеся андрогены вредны и приводят к гормональным нарушениям, росту волос на теле, ломке и огрублению голоса и иным печальным проблемам. Женщина, употребляющая матерные выражения, медленно, но верно на генетическом уровне превращается в мужика.

Епископ Митрофан (БАДАНИН)

Известно, что врачи узнают, здоров человек или болен, осматривая язык. Можно сказать, что и наши слова служат верным признаком здоровья или болезни нашей души».

Святитель Тихон Задонский

Поделиться ссылкой:

Оставить комментарий