Расширить пределы человеческих возможностей

Наверное, в России нет человека, который бы не знал
этого путешественника. Хотя Федора Конюхова нельзя
назвать лишь путешественником. Он и художник,
и писатель, а с недавнего времени и священник
Русской православной церкви.

 

В начале июня 2014 года весельная лодка иерея Федора Конюхова под названием «Тургояк» причалила к берегам Австралии. 160 дней пути от берегов Чили через Тихий океан без остановок на отдых. Всего 2 часа в сутки на сон — один ночью и по полчаса утром и вечером. Чтобы попасть в график, Федор Филиппович в день должен был преодолевать 50 морских миль — это 24 тысячи гребков. Но он шел с опережением.

— У меня был очень строгий режим, — говорит путешественник, — я должен был успевать в сроки, потому что зависел от погоды и сезонного ветра. При опоздании на десять дней пришлось бы идти против ветра. До сих пор был бы в Тихом океане. Когда меня спрашивают, где тренировался для этого морского путешествия, всегда отвечаю: на Эвересте и Северном полюсе, на мысе Горн. Физически эта экспедиция не сложнее, чем подъем на Эверест, сложнее морально. Там динамика, а здесь — однообразие. Ты постоянно гребешь, перед тобой только горизонт, и нет вертикальных линий.

Как известно, в 2010 г. знаменитый путешественник был рукоположен в сан священника и стал отцом Федором. И нас заинтересовали вопросы духовного характера. Федор Филиппович рассказал, что весь долгий путь по водам Тихого океана сопровождался молитвой:

— …Я останавливался, бросал весла и молился. В другое время, когда был за веслами, в такт гребкам повторял Иисусову молитву. Дважды за путешествие отец Федор совершил чин освящения воды в Тихом океане. Первый — в …праздник Крещения Господня. Второй, когда почувствовал, что море неспокойно.

— Подошел к Полинезии, там тысячи островов. Я почувствовал, что океан немного шалит и меня может выкинуть на рифы, поэтому решил еще раз провести чин освящения.

— Я же не на свои силы рассчитываю, — улыбается Федор Филиппович. — В пути мою лодку не настиг ни один ураган: они шли по корме, сбоку или впереди меня. Если бы плыл быстрее или, наоборот, опаздывал на три дня, то попал бы в сильный шторм.

Представьте, молнии в океане так стреляют, что вода от напряжения шипит. Если бы они прошли через лодку, она бы разлетелась на щепки, а меня бы, в лучшем случае, контузило. Однако все обошлось. В океане крутятся гигантские смерчи, я их называю «шланги» или «хоботы». Но на этот раз они ко мне не подходили.

Федор Филиппович с профессиональным спокойствием рассказывает обо всех испытаниях. Порой к лодке приближались киты, которые при желании могли ее перевернуть, но все же не трогали:

— Один кит меня долго сопровождал. Видно, старенький. И вот мы, два старичка, вместе плывем с ним в море: он пыхтит рядом, а я гребу. К счастью, под лодку не нырнул ни разу. Ночью бывало непросто: приходилось даже выключать фонарик, потому что из глубин на свет поднимались гигантские кальмары и спруты метров по девять длиной.

Выручала путешественника молитва, в которой он чаще всего обращался к Господу, Божией Матери, святителю Николаю Мирликийскому и святому Феодору Ушакову:

— Из святых мне ближе всех Николай Чудотворец, в пути больше всего ему молился. Он мне как близкий друг. Когда очень тяжело, хочется прижаться к его седой бороде, попросить помощи. Святого праведного Феодора Ушакова просил помочь с погодой: он тоже моряк, адмирал и знает, что такое море. Когда молюсь Богородице, становится особенно совестно за содеянные грехи. Перед Господом нашим Иисусом Христом хочется встать по стойке смирно, как перед главным Адмиралом. Очень страшно за свои неправды.

На суше во все дни путешествия за Федора Конюхова молились его дети и жена Ирина, которая во всем поддерживает своего легендарного супруга и убеждена:

— Неверующий испытаний такой долгой разлукой и неизвестностью не выдержит. Когда любишь человека, то сначала принимаешь его таким, какой он есть, а уже потом хочешь, чтобы он был таким, какой он есть. Я счастлива, что мой муж живет по призванию, и желала бы этого всем семьям. Потому что для любой жены — трагедия, когда близкие люди — муж, дети — не могут найти себя в мире. Мне радостно, что мой супруг нужен людям.

Для него это особенно дорого. Хотя Федор и говорит, что он одиночка, но давно бы перестал путешествовать, если бы его пример не вдохновлял других людей.

… — Если в семье царит любовь, никакие расстояния супругам не страшны.(1)

Дайджест «PRO МУЖЕСТВО»

 

____________________

(1) Семья и отечество. 2014. № 5 (10). С. 20–29.

Поделиться ссылкой:

Оставить комментарий