Трудные вопросы воспитания

Будьте уверенны!

    «И вот вера в человека, в самого себя — это вера в то, что во мне, в каждом человеке есть непобедимая динамика жизни и что единственное, что может помешать этой динамике осуществиться и вырасти в реальность, — это моя трусость, моя нерешительность, но никак не окружающие меня обстоятельства. Обстоятельства, как бы они ни были хороши или плохи, как бы они ни были жестоки, как бы они ни были направлены на то, чтобы сломить человека, являются только поводом к тому, чтобы эта внутренняя, творческая динамика себя выразила по-новому, по-иному, неожиданно, — но все равно: выразила себя, и ничто другое. Вера в себя есть уверенность в этой внутренней, таинственной, творческой и, в конечном итоге, победной динамике. Вера в себя поэтому заключает в себе уверенность, что в каждом человеке — и во мне в частности — есть область, которая для меня самого неуловима; и что, будучи изо дня в день самим собой, как можно более совершенно, сколь можно более искренне, прав-диво, честно, смело, жертвенно, в конечном итоге я буду раскрывать и приводить в движение все новые и новые силы, которые ничем не могут быть остановлены.

   Это требует смелости — да; но вместе с тем — огромного смирения и послушания; не в том смысле, что мы должны подчиняться, а в том смысле, что мы должны смиренно, послушливо отдаться закону жизни и быть готовы жить даже ценой нашей смерти. Это может показаться странным, диким выражением, но в устах верующего это и не странно, и не дико, потому что только тот может положить жизнь за свой идеал, кто верит в жизнь и не верит в победу смерти; кто верит, что побеждает жизнь и что смерть никогда не победит; кто может любить от всей души, от всего сердца, всем умом, всей волей, всем телом своим. Только тот человек, в котором жизнь победила смерть, может жизнь свою отдать, приняв внешне побежденность, сломленность и смерть, но, зная, что внутренне — он победил. Когда-то была найдена надпись в Шлиссельбургской тюрьме: «Со Христом и в тюрьме мы свободны, без Него — и на воле тюрьма». Вот этот контраст победоносной жизни и внеш-ней смерти и является характерной чертой, подлинной верой человека в себя — не самоуверенностью, но верой в непобедимую динамику жизни, имя которой, в конечном итоге, — Бог».

Дисциплина без нотаций и внушений

   Однажды, гуляя в парке, я присела на лавочку отдохнуть и полюбоваться на свежую майскую зелень. Не успела я погрузиться в созерцательное настроение, как вздрогнула от ужаса, мне почудилось, что я слышу голос своей классной руководительницы, которая до сих пор снится мне в кошмарных снах. Я обернулась и увидела молодую симпатичную маму, которая нависнув над мальчиком лет четырех, трясла перед ним указательным пальцем и методично повторяла:

   «Сколько раз я говорила тебе, что ничего нельзя поднимать с земли! (Почему, собственно? Всю историю человечества мы что-то поднимаем именно с земли. Не с неба же берем).

   Сколько раз я просила тебя не трогать воду! (А она в детстве воду трогала?)

  Сколько раз я говорила тебе, чтобы ты не вытирал руки о штаны! Сколько раз я говорила тебе, чтобы ты не трогал меня грязными рука-ми! Тысячу раз я просила тебя не лазить в эту лужу!»

    Честно говоря, я подумала, что на месте этого мальчика я бы заболела энурезом или заиканием. Потому что слова молоденькой мамы ударами молота падали на малыша, от них хотелось закрыться и убежать.

   Как вы думаете, если бы вас каждый день начальник или ваша свекровь или муж или подруга поучали подобным тоном? Мне кажется, вы бы или заработали невроз, или бы свели отношения с ними к минимуму.

   А как быть с ребенком?

   Правила (ограничения, требования, запреты) необходимы каждому ребенку.

   Это полезно помнить тем родителям, которые не любят огорчать детей, потому что от их рева и ругани у них портится настроение.

   Дети, которых с ранних лет не приучили за что-то отвечать (за чистую посуду, убранную кровать, выгулянную собаку, сделанные уроки), чаще всего остаются на «полях общества», так как никто, кроме родителей, не желает им потакать. Со своими завышенными требованиями к окружающим и неспособностью идти навстречу другим они обречены на зависимость от вещей и успеха.

    Правил не должно быть слишком много, и они должны быть гибкими.

    Это предостережет вас от другой крайности — воспитания в духе казармы при помощи мясорубки. Родители, убежденные, что необходимо побеждать ребенка, ломать его волю и любой ценой настаивать на своем, чаще всего добиваются того, что коса находит на камень. Такие дети вырастают или забитыми, или бунтарями.

    Родительские требования не должны вступать в явное противоречие с важнейшими потребностями ребенка.

  Об этом и был пример в начале этого раздела. Ребенок нуждается в движении, познании и упражнении. Ему необходимо узнать то, что мы уже когда-то узнали. Запрещать подобные действия бессмысленно. Лучше подумать, как направить атомную энергию своих чад в наиболее удобное русло.

    Можно ходить по лужам в сапогах, мыть посуду (небьющуюся) в фартуке (сейчас существуют непромокаемые), пользоваться компьютером для учебы, бросать мяч в кольцо, а не в стекла.            Все можно делать, если научиться делать правильно.

Вместо того, чтобы до хрипоты спорить об уродстве современной моды, лучше подарить ребенку альбом по истории костюма и помочь ему овладеть навыками дизайнера. Или отправиться с ним в поход, где его экстремальные выходки будут более приемлемы.

  Правила должны быть согласованы между собой и не противоречить друг другу.

Поделиться ссылкой:

Оставить комментарий