Корни «размужествления»

…Моя подруга N не имеет детей, потому что детей (примерно троих) ей заменяет муж. Он лет десять не работает по причине слабого здоровья. Хотя регулярно тянет у жены деньги на пивко — здоровье поправить. Уже цистерну выпил — терминатором должен стать, — а всё хворает! У моей второй подруги в доме живет сын — представитель поколения около тридцати. Там история посильнее: девушки нет («все бабы — козлы»), трудиться не хочет («начальники — упыри»). Играет в компьютер и спит. Дочь третьей подруги (ей 18) вздыхает: мол, какие-то вялые пареньки кругом — ни рыба, ни мясо.

Что же делается с нашими защитниками?
Причин… несколько, считает семейный психолог Светлана Бояринова: — Маменькин сынок склонен уступать, не умеет принимать решения. Он привык, что женщина всегда права, даже если не права. В социуме — на работе, с друзьями — он может быть более-менее мужиком — спорить, бороться, мериться джипами. А дома с женой он проваливается в состояние овоща. А еще учтем, что прогибаться мальчикам приходится не только под маму, но и под бабушку, воспитательницу, учительницу (это тоже женщины). К тому же мамкин сын не знает, чего он хочет сам, и уж тем более не понимает желаний женщины.

А где же папочка?
—Корни «размужествления» лежат в нашем советском прошлом, — считает кандидат социологических наук, руководитель рабочей группы по защите семьи и традиционных семейных ценностей Общественного совета при Уполномоченном по правам ребенка Игорь Белобородов. — По сути, еще на заре становления СССР был намеренно создан искусственный конфликт между полами. Именно с той поры у нас наблюдается героизация тех профессий, которые женщине вообще несвойственны: женщина — асфальтоукладчица, шахтер, космонавт, тракторист. Только представьте: в начале 1960 г. в шахтах страны работало более 50 тысяч женщин! Потом партийные вожди опомнились и стали культивировать материнство. Но отцовство осталось на обочине государственных интересов. Государство фактически заменило собой отца, став этаким «всеобщим папой». К сожалению, и по сей день так. В фокусе семейно-демографической политики — исключительно мама и ребенок. Папы как бы и нет. …На Западе тоже есть проблема затюканных мужиков. Там психологи видят корень зла в том, что дети растут в тепличных условиях. К любым их капризам — уважение, а за шлепок по попе — тюрьма. И выросли изнеженные ребята, непривычные к житейским трудностям. — Западные психологи правы в констатации явления, но ошибаются в объяснении, — считает Белобородов. — Проблема в другом — в массовом распространении малодетности. Это характерно и для России, и для Запада. Единственный ребенок, как правило, избалован вниманием, не привык ни с кем делиться. Семья — первая модель общества в нашей жизни. Ведь с братьями и сестрами мы, кроме всего прочего, учимся ответственности и самостоятельности.[1]

Дарья ЗАВГОРОДНЯЯ

Дайджест «PRO МУЖЕСТВО»

________________
[1] URL: https://www.spb.kp.ru/daily/26767.3/3797695/ (дата обращения 12.12.2017).

Поделиться ссылкой:

Оставить комментарий